Неубедительная жертва: что не так с историей Дианы Шурыгиной

Март 01, 2017

Уже месяц в сети не утихает обсуждение изнасилования Дианы Шурыгиной. С изображениями жертвы делают мемы, ее приглашают на ток-шоу, а сама девушка, кажется, радуется собственной противоречивой популярности. Мы решили разобраться в деталях ее истории.


17092791_1667348493559258_754171245_o.jpg


Кто она такая?


17-летняя Диана Шурыгина – жертва изнасилования, ставшая известной после участия в ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят». По ее словам, 31 марта 2016 года она с подружками поехала за город на вечеринку в честь дня рождения знакомого. Там Диана перебрала с алкоголем, чем и воспользовался 21-летний Сергей Семенов. Она сопротивлялась, но юноша несколько раз ударил ее, держал ей руки и не обращал внимания на протесты. Утром за девушкой приехали родители и отвезли на медицинское освидетельствование, после чего она написала на Семенова заявление в полицию. Суд признал вину парня и приговорил его к восьми годам тюрьмы. После апелляции срок сократили до трех лет. После вынесения приговора в соцсетях появились группы поддержки обеих сторон. Правда, солидарность с Дианой выразили втрое меньше людей.


Что не так с этой историей?


Адвокат Дианы утверждает, что суды обеих инстанций установили вину Семенова на основании показаний свидетелей и его явки с повинной. Представители обвиняемого утверждают, что вины он не признал. Родители парня заявили, что девушка предложила им «полюбовно» решить конфликт за деньги. Диана этого не отрицает. После появления Шурыгиной в эфире российского Первого канала в соцсетях начали травить девушку: ее пытаются уличить во лжи, а ее фраза про количество водки – «на донышке»  – стала нарицательной. Основным аргументом обвинителей стал слишком «радостный» вид Дианы. На первый эфир к Малахову девушка пришла с ярким макияжем, вела себя уверенно и без стеснения озвучивала подробности истории. Интернет-пользователи решили, что настоящая жертва изнасилования не может вести себя так спокойно. Их внимание привлекло и то, что за полгода до случая с Семеновым девушка уже писала в полицию заявление об изнасиловании. Тогда виновным оказался ее молодой человек. В адрес Дианы посыпались оскорбления, появились мемы с ее фотографиями, а на мать девушки напали. Шурыгина еще дважды появлялась на программе «Пусть говорят». Там ее назвали «изнасилованной интернетом», но восприняли с заметным скепсисом.


Что не так с обвинениями в адрес жертвы?


Все. Закон предполагает наказание для насильника вне зависимости от рода занятий жерты, ее поведения и морального облика. Никакие особенности ее личной жизни, внешний вид, степень опьянения или прогулка по темной улице не могут быть поводом для насилия. Это называется "виктимблейминг" – попытка переложить вину за преступление на его жертву. Каждую историю об изнасиловании сопровождают комментарии вроде «сама виновата», «спровоцировала», «она сама этого хотела». Социальная психология утверждает, что это последствия веры в «справедливый мир»: для нападения на человека должны быть какие-то основания, а значит, он сам спровоцировал ситуацию. Такая позиция опасна, потому что создает в обществе «культуру изнасилования». Этот термин сформулировали феминистки второй волны для исследования замалчиваемой или, наоборот, поддерживаемой обществом практики насилия над женщинами. И он имеет отношение не только к неразвитым обществам, но и к западной культуре. Обвинения в адрес жертвы приводят к тому, что пострадавшие (не всегда женщины) не обращаются за помощью, боясь порицания. Насильник чувствует себя безнаказанным, что провоцирует его (или других) на новые преступления.


Какое нам до этого дело?


В 2012 году в Николаеве изнасиловали девушку. Случай привлек внимание СМИ. 18-летняя Оксана Макар стала жертвой группового изнасилования. Преступники пытались ее задушить, а когда посчитали, что она мертва, отнесли на заброшенную стройку и подожгли. С ожогами третьей и четвертой степени Оксана пролежала на стройке 10 часов, прежде чем ее нашел случайный прохожий. В больнице она пришла в сознание и назвала имена насильников. Ими оказались ее знакомые, в том числе мелкий николаевский чиновник. Через несколько недель девушка умерла. Даже при очевидной вине насильников мнения в СМИ разделились: нашлись и те, кто обвинял в произошедшем саму девушку. По их мнению, она нигде не училась, подрабатывала проституцией и в вечер трагедии была пьяна. Это показательный случай виктимблейминга – жертву, получившая несовместимые с жизнью травмы, все равно обвинили во лжи. Правда, желающих поддержать Оксану оказалось больше: кровь для девушки сдали 150 жителей Николаева.


Тема изнасилования все еще табуирована в постсоветском обществе.


Вакуум разрывают отдельные попытки открыть глаза общества на существующую проблему – например, флешмоб #янебоюсьсказати, благодаря которому тысячи женщин рассказали свои истории. Тем не менее, случай с Дианой Шурыгиной показывает, насколько общество не готово помогать жертвам изнасилования. По статистике МВД, ежегодно в Украине происходит до 600 изнасилований. А убийств – 2 500. Это означает, что большинство жертв не обращаются к правоохранителям, считая, что не получат помощи. Общественное порицание и замалчивание формируют замкнутый круг насилия. И научиться открыто о нем говорить – первый шаг к тому, чтобы кого-то спасти. 


оцените материал