У лайка на игле

Март 26, 2017

Мы – поколение людей со смартфонами вместо ладоней. В день, когда мы скачали первое приложение с соцсетями, мы сели на иглу, соскочить с которой удается единицам.

 

17467770_1676855879275186_1403407779_n.png

 

Мы ничем не отличаемся от героев сериала «Черное зеркало»: наш социальный статус зависит от онлайн-активности. Мы пока еще можем арендовать квартиру без высокого рейтинга, а оценки ставим только водителям такси. Но мы на верном пути: популярность в соцсетях помогает с работой, с личной жизнью, а в отдельных случаях - устранить конкурентов в бизнесе или затравить незнакомого человека за неоднозначный пост о детях. Why not?

 

Помешательство на лайках заставляет людей постить без остановки, а производители антидепрессантов хлопают в ладоши: этот сегмент фармакологического рынка сегодня богаче нефтяных компаний.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png

 

Возраст человека, покупающего антидепрессанты – 20 лет.

 

На прошлой неделе юную инстадиву Селену Гомес госпитализировали с психическим расстройством и паническими атаками. Гомес удалила Instagram с телефона, и ей строго запрещено следить за активностью подписчиков. Но аккаунт остался: теперь его ведет персональный ассистент Селены. Странная работа. Это как фотографировать воздух, писать о воздухе и публиковать посты о нем несколько раз в день. Странички в соцсетях необходимы даже тем, кто не танцует в перьях и стразах на большой сцене: от хозяев баров до владельцев парка ассенизаторных машин.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png

 

 Лайк нужен всем. Лайк всех уравнял. Похоже на коммунистические лозунги.

 

По статистике, подростки проводят в соцсетях в среднем 9 часов в сутки. То есть за жизнь человек тратит на это пять лет и четыре месяца. За это время можно 32 раза слетать на Луну и обратно. Кстати, на еду уходит всего три года и пять месяцев. Меньше, чем на соцсети. Но не забывайте, что за обедом мы тоже листаем ленту Facebook.

 

Когда помимо стандартного «пальца вверх» в Facebook появились разные эмоции, многие злились. Людям было невдомек, зачем все усложнять. А теперь мы обижаемся, если нам поставили обычный сухой лайк.

 

Я сама по 20 раз в минуту проверяю количество лайков, смотрю, не оставил ли кто-нибудь комментарий или сообщение. Будто жду каких-то невероятно важных новостей. Будто между 60 «нравится» и 67 есть принципиальная разница. Будто, если не отвечу на комментарий прямо сейчас, человек обидится и больше не напишет. Это глупо, но рука сама тянется обновить мессенджер и перепроверить количество лайков под последним постом.

 

Мой сын в два с половиной года пытается фотографировать кашу перед тем, как размазывать ее по лицу. Он пока не знает о лайках, но «культуру» впитывает. Подозреваю, что через несколько лет дети в садике будут спрашивать «Сколько подписчиков у твоей мамы?» вместо «Кем она работает?».

 

Что со всем этим делать — вопрос риторический. Методы лечения от лайкозависимости так же суровы, как методы лечения от алкоголизма или наркозависимости. Закрыть в комнате, отобрать телефон и компьютер, пережить болезненную ломку, заедать пирожными. Вы знаете хоть одного человека, который бы волевым решением удалился из соцсетей и больше никогда не вернулся? Если действовать не столь радикально, можно удалить приложения с телефона — заходить через браузер будет лень. Или поставить себе лимит – качать специальные программы, контролирующие время, проведенное в интернете.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png

 

Я начинаю с малого — уговариваю себя не постить все подряд и следить только за важным. Фильтрую неинтересных людей и скрываю ненужную информацию — меньше скролла и пустых слов.

 

Не расстраивайтесь. Не покупайте антидепрессанты, если шутку оценили только пара близких друзей. Выключайте телефон. Смотрите по сторонам, наслаждайтесь жизнью. И пробуйте не постить это в сториз.

 

Автор: Ирина Выговская

 

 


оцените материал