Рожденные быть drama queen

Июнь 14, 2017

Есть девочки, которых создали не из ребра Адама, а из собрания стихов Веры Полозковой. Для них свои песни поют Земфира и Radiohead. Их жизнь – череда препятствий, которые нужно преодолеть красиво. Красиво – значит, с медленно стекающей по скулам тушью.

 

19197527_1714336542193786_605517250_o.jpg

 

Эти девочки встречаются мне часто. Я и сама была одной из них. К этой категории нередко относятся и мальчики. Человек-драма не имеет половой принадлежности, но несмотря на это, он или она – королева. В драме по-другому не бывает.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png

 

Правда, драмы у мальчиков и девочек разные. У первых больше претензий к миру, у вторых – к себе.

 

Но и те, и другие полагают, что жизнь без драмы невозможна. Ведь если ты девочка, тебя хоть раз бросал парень (или девушка). Если всего раз, значит, это была любовь всей жизни, от чего совсем грустно. Если бросали часто, то отношения не складываются в принципе. И дело тогда, скорее всего, в тебе: толстая, тощая, умная, глупая, большой нос, маленький рот – проблем хоть отбавляй.

 

Когда-то «Вконтакте» (R.I.P.) был статус «все сложно» – его создали как раз для drama queens. Неопределившихся и не верящих в свое счастье людей. Для тех, у кого не просто «все сложно», а «все плохо».

 

У одной моей подруги (назовем ее Кристиной) с мужчинами сложно всегда. Ее Tinder не выключается, даже когда она в отношениях, потому что ее точно никто не полюбит по-настоящему, и нельзя терять ни минуты. Любые ее отношения – это навсегда. Но за последние полгода Кристина сменила шесть бойфрендов в трех городах. Все они становились большим разочарованием. По разным причинам. Каждое расставание заканчивалось фразой «я умру одинокой кошатницей». Через несколько дней находилась новая любовь, но фантазии о пяти кошках и старости без стакана воды все равно преследуют Кристину. В начале каждого романа она знает, что он закончится, и думает только об этом.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png

 

Кстати, о старости — Кристине 23.

 

Есть еще Максим. Он влюбился в меня с первого взгляда и писал тирады о том, какая я особенная, 24/7. Он считал мои веснушки и клялся в вечном, а ровно через месяц, умываясь слезами, сообщил, что в его жизни все слишком сложно, и он не может быть со мной. И дело не во мне, а в том, что Максим любил драму. Ему нравилось громко страдать и говорить, что обстоятельства не дают нам быть вместе. Какие именно обстоятельства, я не знаю до сих пор. Максим сочинял стихи (на самом деле воровал их у Мандельштама), и я сама верила в то, что это настоящая любовь. Потом он влюбился в другую, страдал еще больше, живет с ней уже четыре года, но иногда пишет мне, что будет любить вечно. Драма – состояние незыблемое.

 

Миша – укротитель болезней. У него всегда все плохо, и на этот раз точно смертельно. Если у Миши болит голова – это злейшая форма мигрени, страшная и неизлечимая, присущая разве что гениям. Если укусил комар – кажется, рак кожи. Поймать в ботсаду клеща – верный путь к энцефалиту и месяцу в больнице. Миша ходит к докторам чаще, чем сами доктора ходят на работу. И постепенно это утомляет всех, кто с ним общается. В таких случаях у Миши начинается депрессия. Эпитеты о ее глубине могут показаться компрометирующими, потому промолчу. Но в депрессию он уходит так, что возвращаться приходится с помощью препаратов.

 

Или, например, Катя. У Кати двое детей и перманентная тоска в душе. Между сменой пеленок она пишет душещипательные посты в соцсетях и ежедневно хоронит в себе творца. Когда бы я ни встретила Катю, она со сложными сравнениями и придыханием в нужных местах расскажет о тяжелой материнской судьбе. Катя любит своих детей, но драму она любит больше. Поэтому, если бы не дети, судьба подбросила бы ей другую череду препятствий.

 

Каждая из этих историй заставляла меня посмотреть на себя со стороны: Я ведь тоже из тех, кто несколько раз подряд чуть не сошел с ума от бесконечной любви. Я поняла, что проблемы мы чаще всего создаем себе сами, гиперболизируя то, на что не стоит обращать внимания. Мы относимся ко всему слишком сложно. Мы любим жаловаться и страдать, потому что лелеем собственное эго и надеемся, что возьмут на ручки и пожалеют. Но рядом с собой мы хотим видеть больше легкости и меньше нытья. Мы не хотим вытирать слезы другим, нам нравится танцевать босиком на песке, ездить в Европу без виз и пить шампанское. Так может, нужно самим научиться превращаться в воздушное облако? Забить на все и fuck drama.

Все ведь решаемо.

 

Особенно если есть шампанское.

 

Автор: Ирина Выговская



оцените материал