Проект «Ребенок», или лучше поздно, чем никогда

Январь 12, 2017

Фраза «лучше поздно, чем никогда» отлично передает мое отношение к материнству. Кто-то может сказать: «Лучше вообще никогда», но мы живем в свободной стране. Поэтому всё-таки расскажу, как я отношусь к детям, и что думаю о позднем материнстве.


16009837_1648135688813872_1891285173_o.jpg


Однажды, просматривая ленту в Facebook, я наткнулась на пост своей знакомой. В семилетнюю годовщину своей свадьбы она написала: «Если бы я знала, что такое брак, я бы никогда не вышла замуж. Если бы я знала, что такое дети – я бы никогда их не завела».


В нашей культуре стыдно не хотеть детей. Люди предпочитают молчать о том, что у материнства есть вторая сторона медали: непопулярная, некрасивая, табуированная. Например, отказ от себя в первые годы жизни младенца. Молодая мама – это герой, который ежедневно бросается на амбразуру. Пока папа (если он есть) зарабатывает деньги, мама все свободное время посвящает ребенку: готовит, моет, убирает и кормит. Она добровольно приносит в жертву карьеру, учебу и отдых с подругами ради маленького орущего комочка, который если и скажет «спасибо», то нескоро.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Ребенок — это колоссальная жертва. А жертва может быть только осознанной.

 

Я восхищаюсь женщинами, которые решились родить, когда им было за 30. Серьезно, хочу пожать им руку. Я знаю, что такие дети редко рождаются по причине «неудачных танцев». Как правило, это долгожданный и обдуманный шаг.


Мы живем во время, когда все располагает к осознанному материнству. Глупо этим не пользоваться. У нас есть достаточно времени, чтобы сначала разобраться с собой, и только потом пускать в мир новую жизнь. Мне 24. На прошлой я неделе хотела записаться на стретчинг, потом в тренажерный зал, но неожиданно деньги на спорт закончились. Мне сложно разобраться даже со своими финансами, не то что с ребенком. Безусловно, нельзя судить обо всех по себе, но давайте начистоту: в 20 или даже 25 лет вы были очень ответственны?


Мы все верим, что пройдет год-два, и к нам придет озарение, которое позволит больше зарабатывать, крепче спать, меньше нервничать и не оглядываться на других. Но чудес не бывает. Моему будущему ребенку нужны серьезные финансовые вложения – и чем старше он будет становиться, тем больше нулей придется приписывать к расходам на содержание чада.


Меня беспокоит и психологическая сторона вопроса. Это сейчас я говорю, что если мой ребенок заявит, что он гей – я отвечу «No problem, baby!». Но я точно знаю, что он заставит меня плакать в пять раз больше, чем его отец в период наших притирок и непонимания. Потому что ребенок – это твой человек навсегда. И он может быть упрямым, непостоянным, угрюмым, слишком доверчивым или влюбчивым – тем, кто не будет соответствовать моим ожиданиям. А ведь мне хочется самоотверженно полюбить его в момент, когда я впервые приложу своего младенца к груди.


А пока я хочу по-настоящему полюбить себя: максимально реализоваться. Пойти на этот чертов стретчинг, в конце концов. Потом, через энное количество лет, сидя у камина, я покажу моему подростку свое фото и скажу: «Смотри, как я умела садиться на шпагат!». А что, пусть порадуется за маленькие достижения своей мамы-идеалистки.


Автор: Ксения Черянева


оцените материал