Дары природы: наркотики, растущие вокруг нас

Январь 26, 2017

Конечно, не буквально «вокруг». Большинство перечисленных здесь галлюциногенов растут либо в Азии, либо в Южной Америке. Когда-то древние, затерянные в лесах племена в поисках съестного случайно обнаружили эти растения – и их жизни уже никогда не были прежними. Vlob заботится о своих читателях. Мы честно расскажем вам о самых известных натуральных наркотиках, чтобы вы не повторили ошибок индейцев, облизнув в тропическом лесу неправильную лиану.


16244527_1654028288224612_1376259580_n.jpg


Мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус. Эта фраза идеально подходит к теме нашего рассказа (особенно если мышей заменить на аборигенов). Галлюциногенный кактус пейот с древности знаком индейцам Южной Америки как мощное средство для укрепления веры в божественные силы. В 19 веке растение попало в руки европейских химиков, которые сначала вытянули из него действующее вещество, а потом научились синтезировать его химическим путем.


Кто не читал «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», тот смотрел экранизацию Терри Гиллиама. Кто не смотрел, все равно знает растиражированный пассаж про «У нас было два мешка травы, 75 таблеток мескалина…». Мескалин, ставший основой самых ярких сюжетных поворотов вышеупомянутого произведения, и есть то самое вещество из кактуса. Оно не единожды оставило след в популярной культуре. Писатель Олдос Хаксли в 1953 году принял некоторое количество мескалина (естественно, в исследовательских целях) и излил свой опыт в эссе «Двери восприятия». Публикация вызвала волну увлечения галлюциногенами с целью «расширения границ сознания» и поиска ответов на все вопросы. А Джима Моррисона вдохновила на название для рок-группы – той самой, The Doors.


Бабушки советуют полоскать больное горло отваром шалфея. Несчастным индейцам не повезло и здесь: есть риск заварить не тот шалфей, и на некоторое время забыть не только про боль в горле, а и про существование реальности. Шалфей предсказателей, или сальвия – растение, вызывающее недолгий, но тяжелый наркотический опыт, схожий с эффектом от употребления диссоциативов. Человек теряет связь с окружающим миром и отправляется на задворки собственного сознания, испытывая дезориентацию и визуальные галлюцинации. Шалфей был знаком индейцам Мексики тысячи лет, но переход от шаманских практик к научным исследованиям произошел в 1962 году, когда уже известный нам первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн (перелинк) отправился за ним в экспедицию.


«Вот в наше время "Грибы" не слушали, а ели!», - могли бы сказать нынешней молодежи бывалые наркопотребители.  Галлюциногенные грибы по-научному называют псилоцибиновыми. Ацтеки называли псилоцибы «теонанакатль» («тело бога»), а употреблять их было дозволено только элите. Нашим давним европейским предкам тоже были знакомы и некоторые виды псилоцибов, и тривиальные мухоморы. Их принципиальное отличие в том, что первыми невозможно отравиться, а вот алкалоид в мухоморах, вызывающий галлюцинации – сильный яд. Эффект от их употребления ярко описал отец всея русскоязычного постмодернизма Виктор Пелевин. Сюжет книги «Generation "П"» вертится вокруг мухоморов и всего после них увиденного. Не пытайтесь повторить похождения литературных героев у себя дома – ваша печень спасибо не скажет.


оцените материал