Вероника Селега о любимых книгах

Ноябрь 28, 2016

«Любимые книги» — постоянная рубрика Vlob, в которой мы беседуем о литературе с культурной элитой нации.

 

Главная (1).jpg

 

Наша сегодняшняя героиня — основатель школы  публичного выступления «Аристотель» и куратор проекта публичной библиотеки в Киеве, Вероника Селега.

 

Книги моего детства — это вся русская классика с портретами авторов за стеклом: Пушкин, Есенин, Толстой и Джек Лондон на отдельной полке. Русские романсы, много классической музыки и две любимые пластинки: Чайковский и Вагнер — затертые, незабываемые. Так было дома. Так там все и осталось сейчас.

 

Нельзя сказать, что в детстве я очень любила читать. Главным образом потому, что мне больше нравилось гулять во дворе. Казалось, сидя дома, я пропускаю что-то очень важное. Если случалось так, что сидеть дома все же приходилось, руки чаще всего тянулись к стихам. Их я читать просто обожала, особенно вслух, декламируя. Стихи на украинском языке вызывали особый трепет.

А еще я любила альбомы: музейные, о цветах, о самолетах. Каждый раз, рассматривая одни и те же альбомы, я останавливалась на одних и тех же картинах — это чувство, которое остается на всю жизнь. У меня оно ассоциируется с детством.

 

Несмотря на то, что моя бабушка была (и до сих пор работает) учителем русской и зарубежной литературымне тяжело давалась школьная программа. Поэтому с бабушкой у нас была договоренность – русскую и зарубежную литературу она мне пересказывала в деталях, а украинскую сначала читала сама, а потом опять-таки пересказывала.

Мне было совестно, но бабушка успокаивала, говорила, что у каждого человека свои особенности восприятия, убеждала, что всегда хотела перечитать украинскую классику, и я дала ей такую возможность.

В институте все изменилось.

 

в средине текста .jpg


Любовь к украинской литературе и понимание украинской классики в разрезе истории мне привила учительница украинской литературы в гимназии, где я училась. Светлана Михайловна — человек с крепкими моральными принципами. Она сформировала во мне основы гражданского самосознания, пробудила интерес к политике. Так чаще всего и бывает — самое важное на всю оставшуюся жизнь закладывает преподаватель в 12-15 лет.

 

Регулярно я читаю то, что регулярно обновляется. Год назад друг посоветовал подписаться на The Economist и попал в точку. Во-первых, там всегда актуальная информация, и благодаря этому ты на шаг впереди событий. Во-вторых, инфографика, которая упрощает даже самые сложные темы, ну и, безусловно, практика языка. Я читаю «Украинскую правду», «Сноб», «Медузу». Из книг сейчас читаю по рекомендации подруги Питера Тейлора, «Разговоры с террористами».

Из последнего - Роберта Хайнлайна «Чужой в чужой земле» — это научная фантастика, которую я обожаю.

Недавно взяла полистать книгу Сухомлинского «Сердце отдаю детям» и за вечер прочитала ее всю. Впрочем, «за вечер» — это не про меня. Я из тех людей, которые одновременно читают несколько книг, в результате что-то может затеряться.

 

«В поисках утраченного времени» Марселя Пруста  — это произведение, которое требует особой ответственности. Время для него еще впереди.

 

Мои любимые книги:

 

Джеймс Джойс, «Джакомо Джойс»

Так и выглядит любовь. Это отрывки фраз, воспоминания о коротких мгновениях, рваная речь, в которой больше смысла, чем в любом тщательно подготовленном признании.

 

Никколо Макиавелли, «Государь»

Стоит вся в закладках. Была в обязательной программе на политологии еще на первом курсе, а осталась любимой книгой на протяжении многих лет.

 

Томмазо Кампанелла, «Город солнца»

Те же корни, что и у «Государя».

 

Гюнтер Грасс, «Луковица памяти»

Книга о том, как устроена память, сопровождаема самыми красивыми образами.

 

Дорис Лессинг, «Пятый ребенок»

Читала лет 10 назад, но это был пик сопереживания.

 

Михаил Зыгарь, «Вся кремлевская рать»

Мой любимый жанр, безумно интересная книга о современной истории и ее участниках.


последняя (1).jpg

 


оцените материал