В театр по-новому: спектакль-променад "Время"

Июль 18, 2017

Популярный в Европе формат иммерсивных спектаклей, когда зритель полностью погружается в процесс, с июля этого года есть и в Украине. Компания U!ZAHVATI запустила первый спектакль-променад Время, открыв совершенно новый формат драматургии.


1 (3).jpg


Зрителям надевают наушники, просят поставить телефон в авиарежим и не общаться друг с другом. Это позволяет включиться в процесс. Мы поговорили с режиссером «Время» Полиной Бараниченко о новых трендах в мире театрального искусства и о том, насколько наше общество готово их принять.


Полина, я слышала про “Время”, что это и квест, и игра, и даже экскурсия. Что из этого верно?


Это не квест, у зрителя нет цели, он не выполняет ряд задач, чтобы достичь результат. Это не экскурсия, потому что нет познавательного элемента. Это не игра, потому что нет взаимодействия и свойственного ей напряжения.


У нас очень свободная форма, которая позволяет либо погрузиться в себя, либо увлечься всем, что окружает, созерцать. Это как “спектакль в спектакле”. Ближе всего слово “перфоманс” -  арт-инсталляция. Но более точного определения, чем “Спектакль-променад” нет.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Спектакль-променад - это немецкий формат, популярный в Европе. Подобные спектакли есть в Берлине, Милане, Вене.


Почему этого не было у нас раньше?


Потому что это очень сложно. Кажется, ну что такого - надел наушники и гуляешь, но организация сложная. От замысла до реализации мы шли год. Полгода - работа над проектом, его технической и творческой составляющей, и 4 месяца репетиций, чтобы это было безопасно, точно, эффектно и не зависело от обстоятельств.


Вы запустились 7 июля. Сколько за 2 недели у вас побывало зрителей?


Мы провели 14 спектаклей, на каждом по 30 человек. Всего 400.


Сколько людей трудится над организацией спектакля?


В проекте работает 50 человек: управление - 12 человек, и ребята, которые обеспечивают реализацию. Их не видно, но их много. Содержать такой штат непросто, и это еще одна причина, почему никто не решился сделать подобный спектакль до нас.


2 (4).jpg


Кто вложил деньги в проект?


Мы сами. Но мы, конечно, не будем против, если появиться инвестор.


А за какое время хотите окупиться?


Пока не думаем об этом. У нас другие задачи. Мы думаем прежде всего о том, что мы делаем, как делаем и зачем. Как видите, финансовой составляющей здесь нет, потому что если думать о заработке, то надо делать более простые и понятные проекты. Вектор компании направлен на инновацию в театральном искусстве, на привнесение нового в нашу страну, создание в нашем пространстве новых форм.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Мы хотим показать, что мы в Европе не только в теории, но по ощущениям.


Почему вы затрагиваете тему времени?


Мы не сразу пришли к этой теме. У нас был большой выбор, мы могли говорить, о чем угодно, так как формат позволяет. Но мы выбрали «время», потому что это то, что нас волнует. Мы искали тему, которая была бы актуальной и о которой можно было бы поговорить в форме спектакля-прогулки.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Эта форма позволяет людям сказать то, о чем они сами думают, но не хотят этого признавать. Представить спектакль “Время” на сцене труднее, ты не можешь его на себе применить. Ты все равно сидишь и думаешь “Я в стороне. Это театр”.


Элементы проникновения, мысли во время прогулки, которые озвучиваются и подчеркиваются в определенных обстоятельствах, позволяют человеку сделать какое-то открытие.


Что для вас образ времени?


Время трактуется режиссерами как высшая сила, что-то таинственное, даже страшное. А мы, наоборот, нашли такого героя современного, не пунктуального, живого, и максимально реалистичного.


Если честно, фразы в наушниках перед началом спектакля напомнили мне цитаты из ВКонтакте.


В этом есть некий смысл. Мы хотели сделать начало нейтральным или даже раздражающим, чтобы потом ярче показать живость героя. Потому голос и текст администратора мы хотели сделать максимально понятным, живым. Есть тут некий стеб с моей стороны, и вы его почувствовали.


Планируете выходить на другие города?


Конечно. В следующем сезоне мы хотим запустить подобный формат еще в двух городах Украины. Не всякий город его примет, потому мы еще не знаем точно, куда поедем.


Я почему-то сразу про Одессу подумала.


Не исключено. Одесса хороша для такого формата, плюс там много туристов из других городов, и будет чудесно, если люди смогут совместить свой отдых с подобным развлечением.


20179560_1372482046181145_1654836745_n.jpg


А как насчет цены? Будет ли она расти?


Цена взята не из потолка (350 грн), она определена рентабельностью проекта и тем, сколько сейчас стоят подобные развлечения. Мы не планируем поднимать цену.


Сколько такой спектакль стоит в Европе?


От 30 до 70 евро.


А у нас десять.


Да. В Европе такая цена - норма. За более высокую стоимость (до 70 евро) в Европе могут делать премиум прогулки, закрытые показы и тд.


Чей голос мы слышим? Кто озвучивал спектакль?


Актер Павел Алдошин достался нам в результате тяжелого поиска. Когда я писала сценарий, то в голове  прокручивала голос, интонацию, шутки… Но не могла найти его в реальности.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Аудиоспектакль - это сложнейшая задача для актера, потому что голос - это единственное оружие. Голос должен с тобой жить.


Кастинг был большой. Паша - это мое великое приобретение, он очень много своего привнес в проект. У меня были даже мысли, что если я не найду такого героя, то придется менять формат.


Станут ли люди меньше ходить в классический театр с появлением новых форм?


Безусловно, есть прелесть в классической форме театра. Но сейчас, в век 4D фильмов и интернета, важно, чтобы театр шел навстречу зрителю. Что может быть ближе аудиоконтакта, привычного города, привычной одежды для проникновения и затрагивания актуальной темы?


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Иммерсивный театр - это глубокая степень погружения, когда ты не понимаешь, делаешь ты это, потому что хочешь этого, или потому что тебе сказали. Когда ты не понимаешь, зритель ты или участник.


В Москве я побывала на двух потрясающих иммерсивных спектаклях в особняке - по Ибсену и по Пушкину, в Европе видела несколько уличных спектаклей, спектакль в ресторане. Эти формы меня бесконечно вдохновляют. Я всегда мысленно тяготела к нестандартной режиссуре, но наше общество еще к ней не готово.


Почему вы не ставили спектакль по уже готовому сценарию? Тому же Ибсену?


Не было такого сценария, который бы подошел под нашу тему. Новые формы в искусстве требуют новой драматургии.


Как думаете, скоро у вас появится конкуренция?


Не знаю, как скоро, но обязательно появится. Можно провести аналогию: Цирк Du Soleil уже давно есть, но аналогов ему нету. Они показывают, что такое костюмы, грим, фантазийная форма, безупречный жанр. Конечно, возвышаться до Цирка Du Soleil, который для меня эталон в искусстве, рано, но не знаю, насколько у наших коллег хватит энергии и сил, чтобы вложиться в подобный формат.


Чем вы рискуете каждый спектакль?


Основная сложность в том, что город живет своей жизнью. Дома перекрашиваются, дороги перекрываются, метро ходит в разном темпе, постоянно какие-то акции, концерты, действия. Самый большой риск для меня - что зритель почувствует что-то неладное, некий дискомфорт, что «что-то пошло не так». А вот риска для прерывания спектакля нету, потому что все продумано. Нет такого случая, который бы нас остановил.


Текст: Полина Фоменкова


оцените материал