Каково это: быть переводчиком-ассистентом

Январь 10, 2017

Если вы до сих пор думаете, что переводчик французского языка — скучный человек, который занимается монотонной работой и говорит «бонжур» вместо «привет» — вы ошибаетесь. Наша сегодняшняя героиня рассказала про работу с иностранцами, полеты на воздушном шаре и кокаиновое отравление. Прочитав текст до конца становится понятно, почему интервью анонимное.


15491746_1032838526863047_149193584_o (1).jpg


Я начала работать переводчиком больше трех лет назад. Язык выучила, живя во Франции. Потом встретила французов, которые искали себе площадки и подрядчиков на постсоветском пространстве, и стала сотрудничать с ними. Осуществляла коммуникацию между сторонами. Со временем мне это надоело, работа была монотонной — бумаги и переписка. Когда французы приезжают сюда, они начинают быстро ориентироваться в местных зарплатах и снижают ставку. Но на первой работе платили много, тысячу евро в месяц.


Потом я  начала работать с бельгийским политологом, консультантом по реформированию госструктур – после 2014-го таких людей в Украине появилось немало. Бельгиец был классным, мы дружили, ходили по барам и филармониям. Но параллельно я наблюдала, что происходит с другими иностранцами "при деньгах". Когда они приезжают в Украину, им сносит башню. Найти себе студентку и содержать ее на 500 евро в месяц — типичная история.


Полгода я была у бельгийца ассистентом-переводчиком. Задания получала от «идем вместе на мероприятие, повеселимся» до «ой, я забыл пять банок икры в такси, которое уехало в Борисполь – пожалуйста, найди их и верни». Бельгиец был одиночка, пил виски, курил сигары и летал на самолете по 15 раз в месяц, поэтому я постоянно искала какие-нибудь билеты. Иногда приходилось контролировать его тридцатилетнего сына-алкоголика: я звонила в Бельгию и решала его проблемы. Это не входило в мои ассистентские обязанности, просто мы с работодателем хорошо ладили. А потом он впал в кому. И умер.


После смерти бельгийца на меня вышли его знакомые, тоже пиарщики. Ничего особенного, обычный бизнес. Работали бельгийцы без напрягов –  в офисе не появлялись, приезжали в ресторан, пили вино, к ним туда приходили клиенты. Помимо переводов, в мои обязанности входила работа ассистента: найти подрядчиков, партнеров, скооперировать, проследить, чтобы все пришли, перевести документацию. Пару раз мне поручали искать девочек – правда, это задание я кому-то делегировала, потому что понятия не имею, где их искать.


Я беру только долгосрочные контракты. Как-то я работала с французами, которые приехали в Украину снимать документальный фильм. Режиссер, взрослый семейный человек, начал проявлять ко мне интерес. Из этой ситуации я вынесла урок: я переводчик, а значит — обслуживающий персонал, и мне стоит вести себя скромно. Сегодня я стараюсь выглядеть максимально невзрачно и не общаться с заказчиком вне работы. К тому же иностранцы едут сюда с заведомо ложной мыслью о том, что любая девушка доступна.


С пиарщиками я работаю до сих пор – зимой они собираются в Россию и предлагают мне ехать с ними. Они очень удивились, что я знаю еще и русский язык. Они не вникают в жизнь Украины и имеют дикие представления о нашей стране и культуре. Каждый раз удивляются: «Вау, ты знаешь, кто такой Рафаэль? Да Винчи?». Да ладно, ребята!


Были ситуации и повеселее. Я работала экскурсоводом. Некая компания находила гидов для состоятельных иностранцев и организовывала для них культурную программу. Они могли поехать в Чернобыль, а могли ходить по клубам и искать девочек – все это в сопровождении переводчика. Мой заказчик, тоже бельгиец, занимался нефтяным бизнесом и приехал сюда к инвестору. Однажды под Киевом мы катались на воздушном шаре. По дороге в город у него вдруг начался припадок, он упал и потерял сознание, а из его пиджака вылетел пакет с белым порошком. Выяснилось, что у него геморрагический инсульт, для наркозависимых людей это не редкость. Я позвонила в компанию, их водитель забрал наркотики, приехали скорая и начальство. Через несколько дней клиент умер, не выходя из комы. Ко мне вопросов, к счастью, не возникло. С этой компанией я больше не сотрудничала.


С самым странным клиентом меня свел друг-гей. Он работал в дорогом отеле и познакомился с французом, который не мог заплатить за номер - якобы золотую карточку заблокировали, налички нет, а богатые родители не отправили денег. Несколько дней я помогала ему с ночлегом, решала вопрос с возвратом билетов. В Украину Николя приехал к девушке, с которой познакомился в Tinder. Они пробыли вместе полтора месяца, уже решили пожениться, но потом она поняла, что он пьет, и ушла — как раз в день свадьбы. У него, как потом выяснилось, кроме алкоголизма было еще и пограничное расстройство личности – перепады настроения и склонность драматизировать. Единственное, что он хотел - найти свою любимую. В итоги мы ее нашли. Он был пьян, устроил скандал, кричал, что она вся его жизнь. Драма закончилась тем, что виновница эпопеи ушла, а он начал бросаться под машины. Француза сдали в посольство, а денег я так и не получила. На франкоговорящих людей мне явно не везет.

 

 

 


оцените материал