Если ШО — Днепр: каково это, быть Анной Алхимовой

Апрель 17, 2017

Только не говорите, что не слышали песню «НеАнгелов» «Сережа». После просмотра видео я решила встретиться с его главной героиней и днепровской звездой Instagram — Анной Алхимовой, и узнать, каково это — проснуться знаменитой благодаря харизме и  директу.


Главная (2).jpg

Подготовила: Алена Мазур


До того, как я стала популярной в Instagram, у меня была страшная жизнь. В заведениях я попадала в черные списки. Меня поглотили ночные тусовки, поэтому меня и знал весь Днепр. Мальчики не могли меня перепить, чем я гордилась. Сейчас все иначе. Я повзрослела.


По образованию я юрист. До того, как мой Instagram-аккаунт стал популярным, я работала помощником адвоката. Работа мне не нравилась,  я всегда хотела быть актрисой. У меня даже есть трудовая,  там две записи. Первая – 11 дней, вторая — девять месяцев.


Все думают, что я мажорка.  На самом деле мой папа шахтер, родители десять лет продавали мясо на рынке, а сейчас предоставляют ритуальные услуги. В моем Instagram можно увидеть, как я фотографировалась в гробах и цветах.


Сейчас у меня 184 000 подписчиков. Я не планировала становиться настолько популярной. Я не снимаю каких-то специальных вайнов, не веду фуд-блог, я просто показываю свою жизнь. Я интересна людям, потому что я настоящая: хожу в туалет, ем, мне бывает плохо, я бухаю, худею, как все.


17968352_1688597464767694_1058674726_o.png


Думаю, я взяла именно естественностью. Люди сами создают себе рамки, ограничивают себя в действиях, а я нет. И их это влечет.


Минус  популярности только в том, что я уже не могу свободно посылать нах*й всех кого хочу. Ведь на меня подписаны  даже дети.


Сегодня реклама в Instagram — мой основной заработок. С 1 апреля я подняла цены. Видеообзор стоит 200 долларов, фото – 3 500 гривен. Предложений много, некоторые я беру бартером.


Мой ежемесячный уход: косметолог, маникюр, педикюр, наращивание и прочие услуги обходятся в 30 000 гривен. Да, я недешевая девочка.


Самая дорогая вещь в моем  гардеробе — сапоги Gianni, которые я купила со скидкой, за 7 000 гривен. У меня нет предрассудков по поводу «небрендовой» одежды. Я могу затариться и в Bershka.  Даже если бы у меня лавэ было хоть жо*ой жуй, я бы все равно не потратила деньги на новую коллекцию Dolce&Gabbana.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Я прямо сейчас могу позволить себе купить новенький красный Iphone 7 на 128 гб. 


Я не родственница Славы из «НеАнгелов». Мне просто написала в директ помощница Юрия Никитина и пригласила сняться в клипе.  Я согласилась.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


После сьемок в клипе «Сережа» моя жизнь очень изменилась — я стала настоящей звездой.


Я — украинская  Юлия Топольницкая (девушка из клипа  «Ленинграда» на песню «Экспонат» — прим. автора), только у нее «жирная жопа», а я «х*ярю на дальнем». В клипе мне разрешили импровизировать, я придумала приколы, которые всем понравились. В клипе видно, что у меня на руке записан текст: я его постоянно забывала.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Я довольна своей работой в клипе.  Я там жирновата, конечно, но я кайфанула.


Сразу после выхода клипа я планировала переехать в Киев. Столица  приняла меня  хорошо, но в этом городе тяжело построить личную жизнь. Киев не для семьи. Меня приглашали на проект «Остров бывших» на Занзибар,  на  проект «Холостяк», и от всего я отказалась ради отношений.  В Днепре реально построить семью, а в Киев лучше ездить подрабатывать.


фото 2.jpg


Я пробовала практически все виды наркотиков. По вене только не давала. Одно время я даже подсела. Но честно говоря, от этого очень устаешь.


У меня 14 татуировок.  Первую набила на ключице: надпись «Любовь к родителям бескорыстна». Набила такую, потому что знала — получу дома пи*ды. Думала, вот приду домой, скажу:


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Она хотя бы, б*ядь, для вас, родители, вот, гляньте!


Но содержание татуировки обстоятельств не смягчило, пи*ды я все равно получила. Голубя набила по пьяни, не знаю зачем. Потом забила его черепом. Кто-то бьет цветочки-х*ечки, а я бью черепа, звезды и четки. Мои татуировки – это протест.


Я завишу только от мнения моего молодого человека. Он непростой парень, и у меня появились рамки. Раньше я могла выставить в Instagram обнаженку, сейчас нет. Сейчас, если со мной хочет сфотографироваться парень, он должен спросить разрешения у Саши.


Когда-нибудь Instagram выйдет из моды, я это понимаю. Но я все равно никогда не буду работать на кого-то. Именно поэтому я сейчас занимаюсь YouTube. Появились люди, которые предложили мне создать свой канал и продвигать его. Они хотят ходить за мной и снимать мою жизнь. Ждите новый проект.  Это будет что-то типа «Дневника Хача».


фото 3.jpg


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Анна Алхимова – девушка-ракета. Я бы не хотела быть кем-то другим. 


оцените материал