Как они живут: в селе Крутьки Черкасской области

Октябрь 13, 2016

Редакция Vlob считает своим долгом отправляться туда, куда еще не ступала нога гламурного человека. А общаться с местным населением и передавать читателю всю эстетику его жизни – и вовсе наше призвание.

В рамках первого выпуска спецпроекта «Как они живут» мы приехали в село Крутьки Черкасской области, где провели один день с дядей Васей. Он рассказал нам о быте, насущных проблемах и похоронах, которые из года в год остаются главным событием в деревне.


DSC_8631.jpg


Я родился и вырос в Крутьках, но с 14-ти лет села не признавал. Когда закончил 8 классов, сразу уехал в город учиться в техникуме. В 15 лет я попробовал заниматься бизнесом: покупал с пацанами зеленый кофе, обжаривал его, фасовал и продавал. Получается, что кофе я пью с 15 лет, поэтому и сегодня мой день начинается с доброй порции кофеина и трех сигарет. Могу отказать себе в чём угодно, но только не в этом удовольствии. Кофе без сигареты – напрасно прожитый день.


В 1999 году мне стало понятно, что в Черкассах ловить нечего, и мы с женой уехали на заработки в Португалию. Первое время я работал на мясокомбинате, а жена официанткой. Я довольно быстро выучил язык, и меня взяли работать на ферму. Мы пробыли в Португалии 10 лет, получили временный вид на жительство и были в полном шоколаде. А потом у меня в Крутьках заболела мама. Кто-то должен был за ней присматривать, поэтому мне пришлось вернуться в село. Поехать снова в Португалию я уже не смог: после смерти матери остался большой дом и хозяйство. Продать всё это не удалось. Максимум за мой участок давали 3000$. Мама бы этого не поняла. На данный момент в селе продается около 60 домов с участками, но они никому не нужны даже забесплатно.


DSC_8606.jpg


Сейчас я безработный, а до этого работал водителем маршрутки. Работал по 16 часов без перерыва и имел 60 гривен в день. В общем получалось около 2000 гривен в месяц. Мой последний рейс закончился аварией: на светофоре в меня въехала крутая машина, и водитель на месте за 100 гривен подкупил двух выпивших свидетелей. Машина оказалась застрахованной, поэтому платить мне не пришлось. Но я сразу же уволился, потому что второго такого стресса не переживу. Сейчас подрабатываю на стройке.


2000 гривен мне хватает на коммуналку, сигареты, хлеб и кофе. На селедку и палку колбасы денег не остается. Фактически мы кормимся со своего огорода: все овощи-фрукты выращиваем сами. А еще я развожу кроликов. Из них делаем тушенку: половина банок продаётся, а половина – для себя, стоит в погребе. Тушенка отлично подходит под всё: картошку, макароны и гречку.


DSC_8647.jpg


Телевизор мы не смотрим, он мотает свет. Вечером я встречаюсь с друзьями, а женщины слушают приёмник, у нас как-то не принято, чтобы женщины ночью гуляли. Да и устают они больше, чем мужики, поэтому в 9 вечера уже ложатся спать.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Вся молодежь давно уехала, в основном в селе остались люди моего поколения. Местные зарабатывают на жизнь только своим хозяйством: кто коров держит, кто свиней. Продукты вывозят на черкасский рынок или в область. Но вести хозяйство и стоять на базаре – это адский труд.



Я заметил, что в селе мужики резко перестали пить. Те, кто страшно пил – умерли, а остальные испугались и перестали пить сами.


1 / N


Свадеб в селе мало, а вот похороны – это всегда событие важное и очень недешевое. Только в церкви нужно заплатить 350 гривен, а еще 300 гривен на бензин и дать денег батюшке за службу. Это уже не говоря обо всей остальной атрибутике: полотенца, венки, подушки, тапочки. Даже если ты бедный, нельзя просто прийти и положить человека в яму: в селе такие законы.


______________________________


Всё должно быть достойно, чтобы соседи не осудили. А осудить могут не только за скромные похороны. Осудят и за бедно накрытый стол, и за то, что дети недостаточно громко плакали.

______________________________


Недавно у нас умерла очень бедная женщина, можно даже сказать, нищая. Мы всем селом сбрасывались ей на похороны. Чтобы не осудить друг друга.


Последние три года для села были особенно тяжелыми. В АТО забрали очень много наших односельчан – как совсем молодых ребят, так и моих ровесников. Взяли даже мужчину без одной руки. А два года назад у моего близкого товарища погиб сын в Донецке. Его похоронили в Крутьках, посмертно дали «Героя Украины», но кому теперь это звание нужно? Его родителям? Они даже не поняли, за что их сын воевал.


Украину постоянно сравнивают с Грузией и говорят, мол, вот у них получилось стать нормальной страной, а у нас нет. Но ведь мы не Грузия, нам у власти нужен совсем другой человек – строгий мужик из народа. Такой как, например, Лукашенко. Наши люди понимают только тогда, когда их держат в страхе и сажают за малейшую провинность.


DSC_8613.jpg



Я никогда не думал о том, что эту жизнь мог прожить как-то иначе. Я почему-то уверен, что в конечном итоге всё равно оказался бы в селе. Жалеть мне не о чем, да – гулял, выпивал, исколесил всю Европу. У меня остались друзья в Португалии и Испании. Внешне я такой же, как и мои соседи, но впечатлений у меня гораздо больше.


Учитывая то, что это этот материал не только обо мне, но и о селе в целом, я бы назвал его «Так жить нельзя», но вы называйте как хотите. И обязательно приезжайте еще раз. Вы очень красивые.




оцените материал