Почему от «стиля пэтэушников» веет опасностью

Ноябрь 23, 2016

Раф Симонс, Демна Гвасалия, Гоша Рубчинский, Лотта Волкова – этих людей называют главными организаторами эстетической революции, которую переживает современная мода. С их легкой руки подростки из неблагополучных спальных районов участвуют в модных показах в Париже и на выставках во Флоренции. Как индустрия роскоши и блеска «докатилась» до такой жизни и почему это не всем по душе – разбираемся вместе.


птушник.jpg


О стиле «пэтэушников» все активно заговорили два года назад, когда творческий коллектив Vetements начал делать одежду, совершенно не укладывающуюся в современные эстетические парадигмы. Название бренда в переводе с французского означает «вещи» или даже «шмотки», и команда дизайнеров с грузином Демной Гвасалия во главе намеренно не вкладывает ни капли смысла в свои творения. Они создают продукт, и среди их самых успешных вещей – базовые худи ($400), фирменные футболки DHL ($280), бархатные пиджаки ($3500) и спортивные штаны ($700). Стилизует показы Лотта Волкова, родившаяся в 80-х во Владивостоке, которая также тесно сотрудничает с российским дизайнером Гошей Рубчинским, чей бренд взяли под крыло Comme des Garçons. Вместе они образуют плотный и эффективный фронт, создающий неоднозначный мир маргинального шика, волны от которого идут по всей индустрии.


Однако Демна, Гоша и Лотта – далеко не пионеры в этой стилистике. Сам Демна открыто признается, что вдохновляется архивами бельгийца Мартина Марджелы, в Доме которого он проработал достаточно долго. Да и о Рафе Симонсе сейчас в этом ключе вспоминают все чаще – его коллекции, навеянные депрессивным и контркультурным Антверпеном 90-х, сейчас особенно актуальны. Этих дизайнеров объединяет особое видение неблагополучных подростков, получившее в русскоязычных кругах название «стиля пэтэушников». Бритоголовые или коротко стриженные мальчики в спортивных костюмах и девочки, которые с легкостью за себя постоят, и в тусовке хулиганов чувствуют себя как рыба в воде, теперь влюбляют в себя модников и модниц по всему миру. Их остекленевший взгляд, нездоровая бледность и криминальный флер стали самым популярным нынче образом и стилистическим решением, наряду с гиперстилизацией Алессандро Микеле в Gucci и крутыми музыкальными детками Эди Слимана в Saint Laurent. И все же, для человека, выросшего в постсоветские 90-ые, в спальном районе одного из больших провинциальных городов, прославившегося на весь Союз своими «армиями» агрессивных подростков, убивших не один десяток сверстников, «стиль пэтэушников» далек от романтичного.


В 90-ые, когда росли Гвасалия, Рубчинский и Волкова, дети улиц в спортивных костюмах были представителями контркультуры. Это был ответ маргинальных слоев общества на потерянное для постсоветской молодежи десятилетие, наполненное нищетой, голодом, высочайшим уровнем преступности и полным непониманием того, как существовать в капиталистическом мире. Сегодня по всему миру мы видим устойчивую тенденцию перехода субкультур в массовость. Культура хип-хопа, появившаяся в самых опасных районах американских городов и бедных слоев афроамериканского населения, стала по-настоящему массовой, глобальной культурой – стоит вспомнить только шумиху вокруг Yeezy Канье Уэста. Возможно тем, кто рос в неблагополучном Бронксе, видеть всеобщий восторг от стиля хип-хоп было так же странно, как нам, чье детство прошло в условиях развалившегося Союза и ужасающей криминогенной обстановки. Для детей 90-х бритый парень в «абибасах» и спортивном костюме «три полоски», идущий по улице, означал лишь одно: надо бежать, прятаться, обходить третьей дорогой, втянув голову в плечи и опустив глаза вниз, и ни в коем случае с ним не разговаривать. Сегодня такие парни со столь же угрожающей походкой расхаживают на показах Vetements и Gosha Rubchinskiy, а люди в одежде этих брендов автоматически становятся центром внимания для главных стрит-стайл фотографов мира.


И ничего плохого нет в том, что сегодня главным глобальным трендом в моде является комфорт. Это был лишь вопрос времени, когда на смену обтягивающим леггинсам, гордо именуемым стилем athleisure, придут базовые и немного мешковатые спортивные штаны. Самоирония, высмеивание серьезности модного истеблишмента и нарочито небрежное отношение к собственному наряду пришли на смену эпохи over-dressed, потому что все и правда устали от идеально продуманных образов. Вот только превращение субкультуры условных «пэтэушников» в массовую и повальное восхищение модной индустрии стилем маргинальных слоев общества говорит о том, что этот мир уже пресытился сам собой и начинает бросаться в крайности. И это редко когда приводит к чему-то хорошему.


P.S. Во время написания этой статьи Канье Уэст приехал в Москву, где встретился с Гошей Рубчинским. Это вызвало слухи о коллаборации Yeezy x Gosha Rubchinskiy, которая может объединить бывшие контркультуры США и постсоветских стран в одну большую массовую культуру маргинального шика. Как защитить свой гардероб от появления в нем спортивок в качестве повседневной одежды – пока не ясно, но отчаиваться еще рано.

Автор: Мария Моховая


оцените материал