Что такое power dressing и почему это все еще проблема

Январь 10, 2017

Power Dressing.jpg


Термин power dressing стал популярным в 80-х годах в США: тогда женщины с целью построения такой же успешной карьеры, как у мужчин, привнесли в свой гардероб маскулинность и строгие брючные костюмы. В большинстве случаев power dressing предполагает внедрение мужских кодов в женский стиль, однако это понятие гораздо шире, чем кажется на первый взгляд.


Накладные плечи Мэлани Гриффит и роскошные юбочные костюмы Сигурни Уивер в «Деловой женщине», гиперболизированные пышные кринолины императрицы Марии-Антуанетты от Розы Бертен, розовый костюм Chanel Жаклин Кеннеди и золотое платье Versace Мишель Обамы – что объединяет все эти разные образы? Стремление женщин, наделенных властью, придать силы и весомости своим словам и поступкам при помощи одежды. Исторически, мужской и женский гардероб складывались совершенно иными путями и несли в себе разные смысловые и практические нагрузки. Из-за этого женщины, обладающие определенной властью, до сих пор испытывают трудности в нахождении баланса между маскулинностью и феминностью в одежде.


Хатшесупта – первая женщина, ставшая египетским фараоном – на всех изображениях представлена в типичном мужском одеянии монарха, с соответствующим головным убором и обнаженным торсом. Позднее, Нефертити шагнула дальше, придав женскому наряду королевский статус, - ее изображения прославились уже головными уборами, присущими женским образам. Кельтская воительница Боудикка славилась достаточно простыми и удобными платьями, в которых она боролась против варварских племен. А властные европейские королевы – Елизавета I и Мария-Антуанетта – стали законодательницами мод своего времени, демонстрируя роскошные наряды, которые поражали воображение богатой отделкой и преувеличенными деталями силуэта. Английские суфражистки в начале XX века не рисковали навлекать на себя общественный гнев мужскими одеяниями, поэтому предпочитали классические наряды викторианской и эдвардианской эпохи, а политический месседж выражали через координацию цветовой гаммы на протестных акциях, являясь, к примеру, все как одна в белых платьях. В это же время французская императрица Евгения сводила с ума весь мир своими модными нарядами, автором которых стал первый кутюрье – Чарльз Уорт. Именно она заложила основу для дальнейшего тесного сотрудничества первых леди с талантливыми дизайнерами.


Общепризнанной чемпионкой безупречного стиля женщины, приближенной к власти или одаренной ею, стала супруга Джона Кеннеди – Жаклин. Она превосходно играла роль второго пилота для президента США, покоряя сердца избирателей отменным, лаконичным и модным гардеробом, который сделал ее настоящей иконой стиля. С ней очень часто сравнивали Мишель Обаму, чей тонкий вкус и преданность молодым американским дизайнерам подарили ей заслуженное звание одной из самых хорошо одетых первых леди мира. Этих двух женщин объединяет политический статус – жена президента, который возлагает большую ответственность и обрекает на пристальное внимание ко внешнему виду. И все же, у первых леди не возникает проблем с доказательством своей силы, как это происходит с женщинами-политиками.


Яркий пример – Хиллари Клинтон, которая долгое время была вторым пилотом, и только после окончания президентства мужа Билла вплотную занялась собственной политической карьерой. Тогда, в начале 2000-х, Хиллари резко сменила женственные платья на строгие брючные костюмы, чтобы «вписаться» в Сенат. Со временем она все же вернула цвет в свой гардероб, но брючные костюмы остались наиболее предпочтительной одеждой для Хиллари-политика. И так – со многими женщинами. В мужской моде нет разночтений на предмет одежды, которая символизирует статусность, серьезность и деловой подход – это классический костюм: пиджак, рубашка, галстук. С женской одеждой все гораздо сложнее. Почему-то до сих пор считается, что женщинам, наделенным властью, негоже носить женственную одежду, подчеркивать фигуру и демонстрировать привлекательное декольте. Это автоматически выставляет их несерьезными. Медиа могут сколько угодно называть образы Ангелы Меркель скучными, но в ее политической силе никто не усомнится. В то время как ее появление в кутюрном платье с большой вероятностью вызовет неодобрение. Двойные стандарты налицо: женщины по-прежнему в глазах общественности не могут оставаться женщинами и носить то, что им хочется, если они строят политическую карьеру. Общество может восторженно пищать от золотого платья Versace, в котором Мишель Обама провела встречу с итальянскими представителями, но надень это же платье Хиллари Клинтон – ее бы попросту не поняли. Остается надеяться на то, что чем больше женщин будет занимать руководящие политические должности, тем меньше предрассудков останется по отношению к их персональному стилю.


Автор: Мария Моховая


оцените материал