Как я ходила на курсы самообороны

Ноябрь 21, 2016
Привет. Я девочка и я не умею бить лица. С рождения живу в неблагополучном спальном районе, а потому мое стремление к прекрасному и кроссовки в цветочек здесь не поддерживали. Еще в школе я не умела «постоять за себя» путем выдергивания волос одноклассницам, а потому старалась быть спокойной. По утрам, когда иду на йогу, «местные» просят у меня 5 грн. на настойку боярышника (и приходится давать), а вечером мне всегда страшно, когда у подъезда кто-то уселся на корточках верхом на скамейке, и метает кожуру от семок, как бисер перед свиньями. То есть передо мной. Потому момент «пора идти учиться самообороне» подкрался незаметно. И я записалась на пробную тренировку.


DSC_6213.jpg


Моего тренера звали Владимир, в высоту он был почти как в ширину. У Владимира мощная спина, орлиный взгляд, бритая голова и облегающая кофточка, которая со всем вышеперечисленным не вяжется.


Боевое искусство, которое невежды называют «самообороной», на самом деле именуется крав-мага. Это методы израильских спецназовцев: сломать ногу в коленном суставе одним ударом, выбить зубы стопой, вырубить противника, но не получить за это статью согласно УК Украины.


1 / N

Тренировки по крав-мага проходят в подвале. Страшненьком таком: с серыми стенами, трубами над головой (по которым явно по выходным на полставки ползает Василиск), и с плотными ярко-синими матами на полу.


Раздевалка предусмотрена только одна — мужская. Девочки здесь не частые гости (те, которые таки дошли до крав-магического зала, вряд ли боятся оголить могучий стан перед мужчинами, которые бьют их по лицу).


Тренировка началась достаточно сурово: без лишних прелюдий нужно было прыгать через напарников, кувыркаться, отжиматься на кулаках на скорость, бегать по залу на руках (меня тренер держал при этом за ноги). Я пыталась шутить и смеяться, но поняла, что смешно только мне. Смех продлился недолго.


После того, как мы «размялись», всех поделили на пары. Мне достался добродушный помощник тренера — Саша, который не отнесся ко серьезно, и боялся бить меня пяткой в голень или кулаком в нос. Я же, по идее, должна была имитировать, как разбиваю ему голову мячиком для большого тенниса.


1 / N

 Не могу я бить мячом мужчину, который не бьет меня - пожаловалась я тренеру.

 Ну так представь, что это не мяч, а камень, и целься в темечко.


Прокралась мысль, что я не на своем месте, но постаралась как можно быстрее от нее избавиться. Впереди был еще час интенсивного убивания.


Мы отрабатывали приемы, которые занимают минимум времени, но работают безотказно. Пока гопник успеет произнести «Сижка есть?», ты уже придумаешь, как нейтрализовать его, да так, что больше он ни за кем не побежит и ни у кого ничего не спросит. В ближайший месяц точно.


Бить приходилось «лапу», тренера, спарринг-партнера и даже пожилого дедушку, который шкирился в своей капе так, что мне по-настоящему становилось страшно.


1 / N

По лицу, носу, голове, ногам, плечам и рукам получала я — в меньшей мере мои спарринг-партнеры.


Любимым и самым запоминающимся моментом за всю тренировку стал хаотичный бой со всеми подряд – по 10 секунд на каждого партнера. Это было сродни половой жизни моих пятнадцатилетних одноклассниц, которым я не смогла в свое время вырвать волосы за обиды.


Итоги:

Действительно сильно по носу меня ударили всего один раз — это была девушка Тома, с фигурой Василия Вирастюка. Было больно, но во имя женской солидарности мне понравилось. Всего одна тренировка, а я уже почти ничего не боюсь.


Почти ничего. За исключением Томы и дедушки в капе.


оцените материал