Михаил Главатских: Мы – женихи?

Октябрь 31, 2016




пар

 


Я Миша 
Мне 25 и я – добро 



 


родился в:
Белой Церкви, 3 января 1991 года
живет в: городе Роденбург, Люксембург
работает: Scrum Master, Doclerhodling s.a.r.l. (непереводимая игра слов)
пишет для: Vlob
любит: рассветы, изюм, маму
ненавидит: слизняков и хамство


image.png


С человеком интересные вещи происходят только в том случае, если он для этих интересных вещей открыт. Я же в студенческие годы был полностью открыт всему, что могло выбить меня из уже наскучившей рутины "универ-работа-пьянки". 


Однажды приятель показал мне объявление, в котором женщина для фотосъемки формата "ню" искала мужчин любой внешности и телосложения. Она сама была весьма недурной наружности, а её фотоотчеты с выставок в вечернем платье в пол подчеркивали принадлежность к высшему свету. 


Сказать, что я заинтересовался, – ничего не сказать. Назойливая мысль о весьма неординарном и пикантном приключении глубоко засела в голове, немного отдавая покалыванием чуть ниже живота. Но по природе своей я всегда был немного сцыковат, и честь первой пробы была отдана тому самому другу, который ввязал меня в эту авантюру. Через 3 дня, во всех подробностях выслушав его опыт позирования голышом, я написал письмо автору объявления и договорился о встрече. С тех пор вся моя рутина протекала в приподнятом настроении, а за два часа до встречи с фотографом я и вовсе не мог усидеть на месте.


Однажды приятель рассказывал, как ему в 4 часа пополудни знакомая предложила групповой секс с её подругой после работы, тогда как до конца рабочего дня оставалось еще 3 часа. Девушкам сложно понять, что происходит в организме парня, прикованного на три часа к монитору в ожидании threesome. Одним словом, мой мозг нарисовал примерно ту же картину на вечер и уже напрочь отказывался думать о SQL-выборках и прочей ерунде. Я находился в офисе на Осокорках, встреча была назначена у Голосеевского парка. Мой старый «Опель» мог проехать всего 10 км без прочистки свечей – план был на грани срыва, но риск оправдан. 


Оказавшись на месте, я выдохнул. Фотографа ждал, как девятиклассник ждет свидания с девочкой из выпускного класса. Через 5 минут на парковку заехал блестящий Alfa Romeo с двумя (о, боги!) барышнями на борту. Очутившись в салоне роскошного автомобиля, я был посвящён в идею фотосъемки (да, до сей поры я даже не понимал, зачем меня хотят раздеть). Проект назывался "Женихи?". Его идея заключалась том, чтобы показать мужчин в откровенно женственных позах и тем самым поднять остросоциальный вопрос о женственности современного сильного пола.  


Будний день, парк, осенняя поляна, я, две женщины и бревно. Медленно раздевшись, я предпринял свои первые попытки изобразить женскую сексуальность и изящность. К ужасу спасающихся бегством муравьев, минут 15 через бревно стало продолжением меня: все его части были обследованы моей голой задницей. 


Фотографии снимались на пленку, поэтому справились мы быстро. Девушки объявили, что результат можно будет увидеть только через неделю. Ни о каком threesome я уже не думал: был полностью погружен в искусство. Признаться, выгнуть поясницу под правильным углом гораздо сложнее, чем отжать соточку в зале. После получаса упражнений на бревне крепатура мучила меня еще долго. 


А дальше приключение обрело новые формы. Буквально через месяц я получил приглашение на открытие выставки. То есть – туда, где мое голое изогнутое тельце будет висеть в раме метр на метр, окруженное ценителями искусства в вечерних туалетах и с бокалами шампанского в руках. Класс.  


Сама выставка оказалась еще круче, чем я воображал: дорогой зал, хищные дамы неопределённого возраста с глубокими декольте, закуски с черной икрой, гости на «Бентли», ну и, конечно, я в кедах на старом «Опеле». Забавнее всего было стоять чуть поодаль от "своей" рамы и ловить удивленно-восторженные взгляды изысканных дам, обмениваться загадочными улыбками и закусывать свою славу фуа-гра. 


Мне подарили первый номер настоящего фотожурнала с непонятными снимками странных людей, разбитых стульев, потрескавшихся стен и моей фотографией на развороте, с первого взгляда на которую понимаешь – богема. 


Позже состоялась выставка в Париже и публикации в глашатаях киевского искусства. Сидя в съёмной квартире, я представлял, как парижанки восхищаются моими ягодицами, и рисовал в своём воображении Париж – смесь похоти и порока, каким его описывают Бегбедер и Миллер. Но это уже было где-то далеко…


На память об этом приключении мне остались интересное послевкусие от прикосновения к жизни беззаботной богемы, отличная история для внуков и фотография на холодильнике с МОИМ бревном и голой задницей. 




оцените материал