Ирина Гвасалия: Не умирай, молодость

Январь 06, 2017
14813513_1614473552180086_1776516950_n.jpg




Стесняюсь 
Шучу пошлые шутки 

 







родилась в: Одессе, 29 марта 1991 года

живет в: Одессе и Поти 

работает: в свое удовольствие 

пишет для: Elle, Vlob 

любит: кофе, море 

ненавидит: узколобость и нытье


Не знаю, кто как готовится к старости, но я уже выбрала саундтрек для своих похорон. И если вдруг моя самонадеянность разгневает высшие силы, и это произойдет чуть раньше старости, все равно включайте Forever Young (в исполнении Youth Group).


15935242_1646159842344790_1636574057_o.jpg


Я не собираюсь погибнуть молодой и рассчитываю остаться в расцвете сил до последнего вздоха (вечно молодой и вечно пьяной, как вариант). Но в последнее время меня все чаще посещают мысли о том, насколько я еще young, и как надолго хватит этого forever.


Мне 25 (господи, я правда, пишу об этом?), у меня по-прежнему просят паспорт, когда я покупаю товары, по законодательству не предназначенные для малолеток и уточняют, мой ли ребенок сидит в коляске. На вид я куда невинней и нежней многих старшеклассниц, но когда «совершеннолетние» товары мне продают без вопросов, становится не по себе. Я больше не выгляжу на 17? Может, мне стоит больше спать? Меньше есть? Реже приходить за продукцией для взрослых (мам, я не себе, честно)?


Когда наступает день Х? Когда старость начинает стучаться в окошко безмятежной жизни? С рождением первого ребенка, с первым штампом в паспорте, с официальным трудоустройством? Я, кстати, до сих пор не знаю, как выглядит трудовая книжка – кто-нибудь, скажите, что это продлит молодость. Еще недавно мне казалось, что тридцатка – это что-то заоблачно далекое. Моему мужу сейчас 30, и если это случилось с ним, случится и со мной. А ведь мне сейчас больше, чем было ему в момент нашего знакомства. Я даже размышляла тогда, не староват ли джигит для доступа к моему юному телу. Короче, эпизод из «Друзей», где Джо взывает к небесам со стенаниями «ну мы же договаривались», уже не кажется мне таким смешным.


Я не приписываю к динозаврам всех перескочивших тридцатилетний барьер. Мои дорогие зрелые друзья, без обид, просто вы уже знаете, как там – за чертой весны жизни, а я нет, и мне страшно. Неувядающие души – это, конечно, круто, но наступает момент, когда по крышам бегать, голубей гонять – уже не солидняк. И никакой огонек в глазах и порох в ягодицах не отменят факта, что мне стукнет хорошо под сраку лет, и девочкой называть меня будет только мой слегка потрепанный (надеюсь, не маразмом) дедуля. Это случится нескоро, но я уже слышу приглушенные тревожные звоночки.


Когда я вижу на другой стороне улицы какого-нибудь очень бывшего, у меня больше не возникает желания перебежать дорогу, чтоб пройти мимо под руку со своим мужчиной. Я уже не помню, как делать безразличный взгляд, в котором, однако, отчетливо читается: «Грызи локти, сучонок, я больше никогда не буду твоей». Это первые предвестники склероза, или я просто адекватный человек, состоявшийся в зрелых отношениях?


Из двух зол я выбираю менее пагубное. Из двух курток я выбираю ту, что длиннее и теплей. Мудрость, практичность, горький опыт? А может, я наконец решила послушать маму?


Я, конечно, еще не отслеживаю сковородочки по акции, но мне уже не хочется выпить каждую пятницу. Я все еще боюсь походов в ЖЭК и на почту, но периодически там появляюсь. Я знаю в лицо Диму Монатика и Ариану Гранде, но помню первый альбом Земфиры, и про что пели "Амега". Холодец, селедка под шубой и окрошка (пользуясь случаем, передаю привет главному редактору) пока не попали в разряд съедобного, но я уже умею варить суп. Я называю мальчиков чуваками, девочек – телочками, но понятия не имею, кто такие топовые тян, и где они водятся (и избавьте меня от этой информации).


В общем, все еще не настолько запущенно, и, что бы там ни было, я буду хоть и ворчливой, но забавной старушенцией. И если вы через много лет увидите бабулю-матерщинницу в неприлично короткой юбке, восторженно качающуюся на качелях, знайте — это я.



оцените материал