Ирина Гвасалия: Мой папа – мудак

Октябрь 27, 2016




14813513_1614473552180086_1776516950_n.jpg




Стесняюсь  
Шучу пошлые шутки  






родилась в: Одессе, 29 марта 1991 года


живет в: Одессе и Поти
работает: в свое удовольствие
пишет для: Elle, Vlob
любит: кофе, море
ненавидит: узколобость и нытье



14799832_274219979641415_298224826_o.jpg


Мой папа не алкоголик, не наркоман и не преступник. Моя мама всегда использовала это как аргумент в пользу того, что всё могло быть гораздо хуже. И тем не менее, звучали её оправдания не совсем убедительно, потому что все смертные (и не очень) грехи я была готова простить, при одном лишь условии, — что мой папа будет меня любить, а я буду об этом знать.


Больно признаться, но надежда на то, что я когда-нибудь все-таки стану частью жизни этого человека, должна была умереть гораздо раньше, чем это случилось. Еще больнее становится от того, что осознание отцовского равнодушия стало одним из самых больших, если не единственным потрясением на моем жизненном пути. Мой папа не алкоголик, не наркоман и не преступник – мой папа просто мудак.


Он не стал для меня идеалом мужчины, верным другом и бравым защитником. Он не гонял битой моих ухажеров, не утирал мне слезы и не вел к алтарю. Все, чего я не увидела в отце, я нашла в своем мужчине. Ухажеров отпугивала моя неуверенность, слезы высыхали и без посторонней помощи, под венец я выскочила сама. Я выросла недолюбленной, но довольно сносной девочкой. Всё и вправду могло быть хуже, за исключением того, что недолюбленность – не самый утешительный диагноз.


Если вдруг у вас где-то сильно зачесалось поведать мне о том, что надо всё понять и простить, и тогда моя жизнь станет похожа на горсть Skittles, я вас обломаю. Я простила, а может, просто забила, что в этой ситуации, как по мне, одно и то же. За безучастность можно простить, а вот за то, что всю жизнь приходится расхлебывать ее последствия – определенно нет.


Неудовлетворенные детские потребности неизбежно отравляют взрослые возможности. Нимфоманки, кошатницы, мужененавистницы (это вообще край бездны – не пили, дамочка, сук, на котором тебе хорошо) явно в нежном возрасте не купались в отцовской ласке. В выборе раритетных любовников решающий фактор не кошелек: сдаться в эксплуатацию потрепанному папику за ощущение стабильности и безопасности сможет только девочка с надломленной психикой.


Где корень моих бед я разгадала сама, и потому отделалась легким испугом. Мне просто мало любви, безосновательно и всегда. Больше всего за это огребают друзья и семья. Для меня оказалось приемлемей терроризировать свое окружение, чем, например, раздаваться направо и налево. И на словах дефицит любви гораздо безобидней, чем на деле.


Потому что мало любви – это когда ты обмениваешь львиную долю своего достоинства на разовую дозу скудного тепла.


Мало любви – это когда соглашаешься на секс, который не сулит ни продолжения, ни удовольствия.


Мало любви – это бесконечность эфемерной недолюбви.


Мало любви – это когда флирт с бариста, официантом и стажером из соседнего офиса – не приятная мелочь, а регулярная необходимость.


Мало любви – это когда абсолютная удовлетворенность личной жизнью не спасает от комплексов и романтических скитаний.


Мало любви – это когда спустя 4 года после свадьбы ты все еще обижаешься, что никто не организовал для тебя девичник.


Мало любви – это когда сугубо мужская компания – самый идеальный расклад.


Мало любви – это постоянный страх.


Мало любви – это моя маленькая история.





оцените материал