Ирина Гвасалия: Как страшно жить

Апрель 05, 2017
14813513_1614473552180086_1776516950_n.jpg

Стесняюсь 
Шучу пошлые шутки 





родилась в: Одессе, 29 марта 1991 года


живет в: Одессе и Поти 

работаетв Mafia Club Batumi

пишет для: Elle, Vlob 

любит: кофе, море 

ненавидит: узколобость и нытье


17571793_1679294022364705_1710657445_o.png



Не так страшна жизнь, какой рисуют ее тележурналисты. Для ссыкунов вроде меня она еще страшней. Я не смотрю и не читаю новости. Я стараюсь оградить себя от глобальных ужасов – адреналина мне хватает и в повседневной жизни.


Я не врач скорой помощи, не пожарный и не парашютный инструктор. Я не знаю, что такое голод, война и нужда. Я всю жизнь провела в тепличных условиях. Но это не избавило меня от регулярного и неоправданного страха. В моем анамнезе нет фобий с труднопроизносимыми названиями, кроме одной – боязни жить.


Мы все чего-то боимся: старости, болезней, смерти, собак и клоунов. Это нормально — значит, инстинкт самосохранения еще не атрофировался. Но есть страхи, которые не делают жизнь краше. Они парализуют все попытки развиваться и держат в подвешенном состоянии.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Ты просто висишь, ждешь непонятно чего и очкуешь.


На прошлой неделе по фейсбуку гулял флешмоб #меняневзяли. Нужно было рассказать о судьбоносных отказах в своей жизни и подытожить, что жизнь на этом не закончилась, а наоборот — открыла новые возможности. Но даже при огромном желании поучаствовать, я бы не смогла. Мне не отказывали, потому что я никуда не просилась. Я боюсь отказов, не умею стучаться в закрытые двери, обивать пороги и врываться в окна. Когда я слышу «нет», я ухожу не с гордо поднятой головой и новой целью - заставить всех пожалеть, а повесив нос и аккуратно прикрыв за собой дверь. Падать страшно, а подниматься с предвкушением очередного краха – еще страшнее.


Возможность разочароваться пугает меня настолько, что порой это доходит до абсурда. Я не перечитываю любимые книги, потому что боюсь не найти там того, что нашла когда-то, или наоборот, обнаружить что-то новое, что мне совсем не нужно. С кино все наоборот: я лучше в сотый раз пересмотрю «Амели» или «Друзей», чем включу свеженький блокбастер. С людьми еще сложней. Я не хочу (или боюсь) новых знакомств, поэтому держусь за тех, кто уже занял в моей жизни прочные позиции.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Я на многое закрываю глаза, хоть и понимаю: некоторых друзей проще отпустить, чем каждый раз убеждать себя, что от старых проверенных говнюков хотя бы знаешь чего ожидать.


За последние пару лет страхов стало еще больше. С одним страхом понятно: наложили свой отпечаток материнство и навалившаяся ответственность. Можно даже порадоваться – где, как не в роли родителя, лучше перебдеть. Но меня пугает, что теперь я не могу позволить себе безрассудства. Под давлением материнских забот я превращаюсь в другого человека, еще более зашуганного и неуверенного.


Бояться всего на свете не круто, но ты привыкаешь и учишься с этим жить. В воду я захожу только по горло, на фейерверк смотрю через окно, а самым экстремальным поступком в моей жизни было катание на американских горках.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Но больше я туда ни ногой.


Как истинный мандражист, я думаю, что наши страхи носят защитный характер и не со всеми нужно бороться. Есть страхи, к которым я прислушиваюсь. А есть те, что я преодолеваю, стиснув зубы. Моя работа требует общения с людьми, решения конфликтов и договоренностей. Мне нужно быстро принимать решения, проявлять твердость и говорить «нет». Большое дело, подумаете вы. Но для меня любая деятельность, выходящая за рамки фриланса – это большая победа. Я сама бросила себе этот вызов. Справляясь с ним, я все еще испытываю дискомфорт и нуждаюсь в помощи. Но я не отступлю. А еще я пытаюсь полюбить себя такой, какая есть — со всеми страхами и сомнениями. Ведь укротить страх быть собой под силу немногим.


оцените материал