Ирина Гвасалия: фейхуёвое варенье

Ноябрь 08, 2016
14813513_1614473552180086_1776516950_n.jpg




Стесняюсь 
Шучу пошлые шутки 

 







родилась в: Одессе, 29 марта 1991 года

живет в: Одессе и Поти 

работает: в свое удовольствие 

пишет для: Elle, Vlob 

любит: кофе, море 

ненавидит: узколобость и нытье



14958942_1006379886175578_498665483_o.jpg


Раньше слово «провинция» рисовало в моей голове исключительно живописные картинки: прованские пейзажи, корзинки с сыром и фруктами, деревянные ставни и клетчатые занавески. Этот пазл благополучно продолжал укладываться в моей голове во время автобусных евротуров, но по приезду в провинцию на грузинской земле он дал сбой. Антураж предельно иной, но тоже весьма хорош. Только на деле оказалось, что провинция – это не только картинки. Провинция – это идеология. Предполагаю, что все нижеописанное может быть применимо ко многим уездным городкам по всему постсоветскому пространству, но я пишу только о том, что знаю. А знаю не понаслышке.


Выделить самые сложные моменты при переезде из города-миллионника в город с населением в 40 тысяч практически невозможно, их слишком много. Тишина, от которой глохнут уши, полумертвая инфраструктура, слишком плавный ритм жизни. Жизни, которая будто проходит мимо тебя.


Здесь я впервые поняла, что такое настоящая апатия. Когда ты идешь по улицам провинции, понимаешь, что не хочешь ничего, кроме как поскорей вернуться в свою нору, зарывшись в одеяло, наедать бочины и отдаться на веки вечные во власть ситкомов. Когда ты идешь по городу, бурлящему и закипающему, тебе все время кажется, что ты идешь слишком медленно. Ты ускоряешь шаг, иначе не успеешь. Ты уже куда-то опоздал. Ты уже не станешь организатором первого фестиваля уличной культуры, не откроешь первую тематическую цирюльню, что такое Flat white и Раф-кофе уже давно знает каждая собака . И вот тебе уже хочется бежать, вдыхать полной грудью выхлопные газы и нагонять свои промахи.  Именно в такие моменты ты живешь и чувствуешь себя живым. В провинции ты не проживаешь жизнь – ты смотришь на нее со стороны.


Смотришь и просираешь. Не прожигаешь, не разбазариваешь, а именно просираешь. Понимаю, что негоже мне такими выражениями разбрасываться, но иначе род деятельности физически и психически здоровых мужиков в самом расцвете сил, которые не занимаются абсолютно ничем, я охарактеризовать я не могу. И я не гиперболизирую для красного словца. Эти люди не работают, не занимаются спортом, творчеством, научными или любыми другими исследованиями. Они не блоггеры, не стартаперы и не в активном поиске себя. Нахлебники, паразиты, иждивенцы – называйте, как хотите. Это не изменит того факта, что их устраивает до конца своих дней стрелять сигареты и существовать на подачках родственников и друзей.


Кто-то просирает свою жизнь, а кто-то проживает чужую. Когда целевая аудитория «Клона» и «Кармелиты» обмусолит вдоль и поперек все свежие серии, она переключается на соседей. Семейные распри и кредитная история ближнего своего – что может быть увлекательней? Залетные птички, вроде меня – вообще лакомый кусочек. Ведь можно всем двором неделю обсуждать мой выход в платье с голыми плечами. Я в курсе, что конец октября, но мне как-то не по приколу носить колготки с начесом, когда за окном +28. А еще можно хором осудить разведенку, которая с подругами вечером вышла в ресторан. Ну да, пока ее бывший муж колесит по ближнему зарубежью, навещая свои многочисленные семьи, ей стоило засесть за семью замками и утопиться в собственном горе.


Как бы парадоксально это ни звучало, но провинциальная жизнь укрепляет не только мою мизантропию, но и терпимость. Мне кажется, я теперь совсем другими глазами буду смотреть на странноватых персонажей из богом забытых мест, которые приезжают на кастинги бесконечных шоу талантов. Вы понимаете, что эти люди не сдаются, они карабкаются к лучшей жизни изо всех сил. И я жму им руки за то, что они обеспечивают сумасшедшие рейтинги всем этим шоу и за то, что они отказываются подписывать себе смертный приговор. Потому что бесцельное существование и бездействие – это прямая дорога в тартарары.


Мне теперь понятно, почему девочки и мальчики с периферий так рвутся в столицы. Потому что одесситы, например, переезжают в Киев, наступив себе на горло, и только ради архивыгодных предложений. Мне теперь понятно, как можно проглотить и переварить что угодно, переть напролом и скакать по головам.


Готова поспорить, любой из вас был бы согласен на многое, лишь бы не возвращаться туда, где время стоит на месте.


 



оцените материал