Ирина Гвасалия: Беги, Ира, беги (о собственных косяках)

Март 22, 2017
14813513_1614473552180086_1776516950_n.jpg

Стесняюсь 
Шучу пошлые шутки 





родилась в: Одессе, 29 марта 1991 года


живет в: Одессе и Поти 

работаетв Mafia Club Batumi

пишет для: Elle, Vlob 

любит: кофе, море 

ненавидит: узколобость и нытье


17407760_1675606426066798_1387267179_o.jpg


 

Поводом для этого текста стал еще один, скверно написанный. Плохой текст – не тот, который раскритиковали читатели. Плохой текст – тот, который боишься перечитывать, потому что сквозь строчки просачивается собственная некомпетентность. Каждый такой текст рубит серпом по яйцам, и это хуже, чем ножом в сердце.


Я не принадлежу к людям, которых закаляют трудности. Даже незначительные неудачи делают меня еще более уязвимой. Мой последний писательский промах стал не только покушением на мою авторскую состоятельность, но и неприятным открытием, которое при правильном толковании должно упростить жизнь. Причем не только мне.


Тему здоровых и нездоровых отношений я выбрала сама, но осилить ее не смогла. Вроде ничего сложного: вот твои отношения, копайся и выуживай все удачные и неудачные моменты. Нo оказалось, что про здоровые отношения я ничего не знаю, а похабно написанный текст вскрыл проблему, которая оказалась глубже кризиса жанра.


Нормальные отношения у меня не строятся ни с собой, ни с жизнью. Такой хреновый строитель вышел из меня не потому, что я не знаю, как надо, а потому, что я не хочу ничего менять. Описывая Галю, Свету и Изольду, я перечислила многочисленные косяки окружающих.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Но самое большое бревно оказалось в моем собственном глазу.


Например, мне некомфортно, когда все хорошо. Я не против, чтобы меня любили и окружали заботой, но вместо благодарности я подсуну жирную и вонючую свинью. Все эти розовые сопли –  не мое. Мне подавай истерику и драму, чтобы можно было прикинуться жертвой. Ведь ею быть проще, чем обдумывать свои поступки и отвечать за них. А хорошей быть проще после конкретной встряски. Проще, когда об тебя вытирают ноги и макают носом в огрехи. Но мне не повезло — моральные уроды в моем близком окружении не водятся, поэтому нормальный человек во мне просыпается редко.


Кроме мастерского перевоплощения в жертву, я великолепна в перекладывании вины. Я не всегда вся в белом, но в случае чего меня обязательно кто-то подтолкнул. В поисках виновных мои позиции укрепляет святая вера в собственную невиновность. Когда со мной в очередной раз приключилась беда, а скинуть ответственность на других совесть не позволила даже наедине с собой, я стала думать - за что же меня наказывает жизнь? Ау, подруга, опомнись, ты наказываешь себя сама!


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Своими руками ты выдолбила нехилую выбоину, и когда ты окажешься в ней по горло, вытаскивать тебя будет некому.


Меня бесят тупые люди и просто люди тоже. В луже вместо неба я вижу грязь. "Цезарь" слишком жирный или пересоленный, кофе слишком горький или холодный. И дело совсем не в гастрономических предпочтениях. Я в курсе, что праздник на моей улице настанет, когда я что-то для этого сделаю, но соль в том, что делать ничего не надо. У меня есть семья, крыша над головой, любимое (пусть и ни черта не прибыльное) дело, есть ребенок – здоровый, умный и жизнерадостный. Но это не мешает мне каждое утро просыпаться в плохом настроении. Что нужно сделать, я могу только догадываться. Но мысль о том, что делать я ничего не хочу, я гоню прочь.


Проговорить все это вслух у меня не хватает духу, но откровенное письмо себе – это уже большой шаг. Как и осознание того, что пока я не в ладах с собой, ничего путевого мне в жизни не светит. И можно никуда не бежать. От себя все равно не убежишь.

   


оцените материал